Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:14 

Проект "Шамбала". Меридиан равен 3

~Крыланутая~ [DELETED user]
А ночь плавно уходила в степь.
С ней вместе уходила его тень
Он сам отпустил ее - затем,
Что б рук не вязала!

(с) Сплин


Я смотрю на нее, на мою двойник, отражение, копию. Улыбается мне моей улыбкой, весело блестит глазами. Подцепляет заусенец у ногтя, но не отрывает - тянет. И за этим кусочком начинает отслаиваться вся остальная кожа, как если бы змея сбрасывала кожу. Я смотрю на нее не с ужасом - с непониманием. Что она делает, зачем?
А тем временем мой двойник снимает свою кожу до конца, и под ней оказывается другая, новая, чистая, белоснежная, сияющая. Старая кожа кажется смуглой по сравнению с новой, валяется мешком в седой пыли.
Ангел смотрит и улыбается, ее глаза - синие-синие.
Я отшатываюсь, подхватываю лохмотья старой кожи, пытаюсь накинуть на нее. Ангел исчезает в яркой, слепящей вспышке, уворачивается, уходит, увертывается от тяжести старых одеяний. Ее свет слепит, слепит! Больно моим нечеловеческим глазам, больно казалось, даже слуху, улавливающим звуки иных миров, сочащиеся через поры кожи моего светлого двойника - это ангельские лиры и арфы, это молитвенные песнопения, это - почти ультразвук.
Уйди!
Взмах кожаного мешка, свет гаснет, все исчезает, а кожа распадается седою пылью и серебряным пеплом.
А на против меня вновь стоит двойник, усмехается, щурит глаза свои серые, бойкие, блестящие, вновь цепляет кусочек кожи у ногтя, и вновь повторяется "раздевание". Но ее кожа - холодно-белая, блестящая, как лед в морозную ночь под луной. Ее глаза - пылающий свет в оковах льда, ее звуки - вьюга, осколки, снег, и смех, смех Вьюжной Королевы. Они завораживают, и я не успеваю среагировать, как мой ледяной двойник, Демон, подхватывает собственную старую кожу, и пытается пленить уже меня.
Увертываюсь, как ранее мой двойник-Ангел, нет, нет, тебе не достать, не отяжелить мои летящие шаги холодною кожею, мертвою, мертвее, чем моя не-жизнь, не отяжелить намерзшим на нее инеем, я буду легка и весела, слышишь!
Слышишь, ухмыляешься, и подходишь ближе, но я бегу, лечу, не догнать, не догнать, не догнать! Тебе меня.
И кожа в твоих руках рассыпается холодным ворохом искр.
Не надо мне ангельских крыльев и демонского лица, не надо, я знаю, что я ни то, ни другое, не надо!
Я - другое, и не хочу быть чем-то еще...


Он свернул интернет-страничку дневника, задумчиво улыбаясь. Малкавиан писала часто, обычно - о своих ощущениях, чувствах. Писала для себя, но он был благодарен - Ами было интересно как и с научной точки зрения, так и просто по-дружески. Впрочем, это была не самая сильная "зарисовка" из написанных ныне.
Тремер откинулся в чуть скрипнувшем кресле, посмотрел в окно - через три часа займется рассвет, где же носит блудную Алису? Он знал, что сегодня она охотится в каком-то клубе, как делала иногда, когда хотела посмотреть на людей, но обычно была там недолго. Вполне возможно, что в этот раз она нашла нечто интересное.
Стоило ему только подумать о том, что же Аль такое нашла, как услышал звук открывающегося замка, тихое позвякивание ключей, едва слышное напевание под нос чего-то веселого, чуть ли не бравурного. Тихий шелест снимаемого плаща и расстегиваемых молний на сапогах. Перезвон амулетов на тонкой шее, охваченной сугубо готическим ошейником с шипиками-конусами - как-то, Ами подарил этот ошейник ей, и Аль стала носить его не снимая.
Улыбается, наверняка. Сейчас она войдет, и скажет:
- Здравствуй! - быстрый взгляд на монитор - О! Ты читал мою последнюю зарисовку? И как?
Поправляет фенечки, конечно же, широко улыбается. Сыта. Адекватна. Ами заметил, что фенечек на ее руках убавилось.
- Ну, по-моему классно! - покачнулся в кресле, глянул в окно - Как и многое другое.
Конечно же, улыбнулся.
- А где тебя носило? Ты же вроде без фотоаппарата?
- Ну... - Алиса устроилась на кушетке возле стола, прищурилась, потягиваясь - Я нашла клуб, где тусуются эти, ну, неформалы всякие - готы, в основном. Маскировка отличная, а уж ребята напрочь с крышей в отлете... - она разлеглась чуть ли не поперек, улыбнулась - И еще пара интересностей, помимо.
Он выгнул брови, ожидая продолжения.
- Ну, я там встретила одного из Трехглазых.
Ами поднял брови выше, хмыкнул.
- И он от тебя не сбежал? - он был несколько удивлен - обычно, Салюбри, будучи париями, избегали контакта как с Маскарадом, так и с Шабашом, и просто вольными.
- Нет. Как я поняла, он там тоже охотится, время от времени. И еще очень классно танцует.
Он фыркнул, отмахнулся, глядя на разлегшуюся Малкавиан.
- Интересно было бы глянуть на этого смельчака.
Алиса покачала головой, чуть скривилась.
- Извини, но я тебе не могу показать, где он обретается. Малкав Саулота не трогал, и нам детей его трогать не велел.
Тремер не нашелся, что ответить. В такие моменты с ней спорить было бесполезно - как и с любой другой женщиной.
- Но я тебя обязательно утащу завтра в тот клуб, - лучезарно улыбнулась Аль - Завтра там дискотека в стиле "вамп" - можно знатно пошутить...
Он вздохнул, улыбнулся какбы беззащитно - играясь, уступая. Потом перетек, словно тень, с кресла, и спихнул Малкавианку со своего дивана.
- Кыш спать! Завтра будет завтра!
Малкавиан хихикнула, куснула, не выпуская клыков, его за локоть, и метнулась в соседнюю комнатушку, где в уголке висел широкий цветастый гамак.
- Ведет себя, как человеческий подросток... - улыбнулся Ами.
Но он был и не против - это дурачества делали его не-жизнь как-то смешнее, и, пожалуй, ярче.

- Ами! А-а-а-а-ами! - тихий свистящий шепот выхватил его из вампирского сна мгновенно.
- Ами-и-и-и-и! Враги пришли!!!
Он усмехнулся, сел, мгновенно подтянув к себе ноги, разворачиваясь, успевая перехватить Алису за тонкие запястья. Она то ли удумала его просто пленить своим пледом, то ли вовсе попытаться удушить. Но в обычной своей не-жизни он был быстрее, чем Малкавианка, которую только опасность или неожиданность заставляли проявить все свои способности. Ами знал, что пугать ее нельзя - Аль становилась неуправляемой, и достаточно яростной.
Как сказал знакомый Тремер, поджав тонкие губ - высокая эмоциональная восприимчивость.
- Пусти? - жалобный вопрос - Я есть хочу. И юбку найти.
Ами великодушно отпустил девчонку, и отправился в ванну, приводить длинные темные волосы в порядок. Когда вышел, то заметил краем глаза, как Алиса крутится перед зеркалом, отрыв где-то старую длинную юбку - черную, с "рваными" оборками - и черную же шелковую блузку-рубашку, с весьма откровенной прозрачно-сетчатой вставкой, заканчивающийся пониже ключиц, при том, весьма пониже.
Усмехнулся.
- Чтож, ладно, это может быть даже интересно...
После чего нашел почти не ношенную черную рубашку, а с брюками даже не стал думать - черные и есть черные.
Алиса, прозвенев каблучками танцевальных туфель, появилась в дверях его комнаты - успев подвести глаза контрастно-черным, нанести легкий макияж, оттеняющий бледную кожу. А еще налепить переводную татуировку - у Алисы валялось куча этого хлама, и все использовалось.
- Идем?
Ами улыбнулся, подавая ей плащ.

- Шумно очень. Они так странно представляют вампиров, - хмурился Ами, оглядываясь. Даже Алиса не выглядела так нелепо со своей переводной розой на щеке и фиолетовыми тенями. А он сам, пожалуй, был образцом сдержанности и взвешенности.
Клуб был наполнен в основном подростками, разодетых в черное, красное и фиолетовое, изредка встречались кислотно-оранжевые и кислотно-зеленые расцветки. Пили кто что мог красного или бордового цвета, дьявольски гоготали - Ами даже признал, что у некоторых это получалось вполне прилично, хотя закатывание глаз было однозначно лишним. Девушки зачем-то выставляли бюст, упихав его в однозначно тесное декольте или корсет.
- Фу, вульгарно.
- Да ладно! - Аль прищелкнула каблучками, но это слышал только Ами. Ей тут кажется нравилось - Такой прелестный шум-гам, все эти смешные люди, так легко охотиться...
- Знай меру... - буркнул он Малкавианке вслед. Она вылетела шелковой тенью птицы в середину зала, закружилась, шелестя юбками, засмеялась высоко, звонким девичьим альтом, окутывающим сознание вуалью симпатии. Ей тут же подал руку высокий парнишка.
"Они выглядят ровесниками" - думал Ами, оглядываясь, следя, как они танцуют. Алька отстукивала ритмы фламенко, не выпуская бледной руки чахоточного юноши.
"Но он даже предположить не может, что она весьма его старше. Хотя по повелению не скажешь..."
Он протянул руку маленькой девочке с алыми кудряшками и вызывающе алыми губами, размазанной краской, изображающей, якобы, кровь. Легко, не напрягаясь, закружил ее в упрощенной версии вальса, улыбнулся, шепнул на ухо:
- Укуситься и забыться, милая моя леди?..
- Попробуй! - вызывающе выплюнула она ему в лицо, нагло улыбаясь.
"Какой же идиотский у нее парфюм..." - подумал тот, выпуская клыки - "С запахом человеческого тела - это ужасно. Но кровь сотрет все запахи, я знаю..."

- Ами! - Алиса налетела на него, повисла на шее, улыбаясь жестоко и ласково. Весела и встрепана.
- Идем? - он поправил отворот рубашки, щелкнул Аль по носу.
- Ну как? - она щурила глаза, гибкая и невесомая.
- Слишком тут все по идиотски. Пойдем, я хочу проветрится от всего этого.
- Значит, не понравилось... - Аль смешно нахмурилась - А мне смешно.
- Да не... скорее, мне тоже смешно. Так сказать, за нацию обидно, - фыркнул тот, распахивая перед Малкавиан дверь, пропуская ее вперед.
- Зато удобно! - Алиса показала ему язык, и вспорхнула в ночь. Ами пожал плечами, и вышел следом. Что тут скажешь?

- Ами, знаешь ты, что такое звезды? - Алиса сидела на чуть качающихся качелях, запрокинув голову в ночное небо.
- Это отраженный свет планет, - ответил он, прикрыв глаза, прислушиваясь к шорохам и звукам. Там шумят шины, в подвале шуршит живность, на этажах храпят люди.
- Не-е-е-е-ет! Иначе?
- А как иначе? Если ты имеешь в виду учения философов прошлых веков, то... - начал припоминать тот.
- Не-е-е-е-ет! - она помотала головой - Это... ну, знаешь, когда при жизни я работала секретарем в старом офисе, там был положен не менее старый и потрепанный линолеум. Местами дырявый, но не сильно. И было там одно место, прямо рядом с моим стулом, которое совсем было рваное, дырявое, и разошедшиеся краешки линолеума были закреплены гвоздиками с пластмассовыми шляпками. Я вот, в обед, как-то сидела, смотрела на них, и внезапно разглядела какое-то созвездие, которого скорее всего нет на этом небосклоне, но было похоже. А потом я подумала, что звезды - вот тоже гвоздики, крепящие ночную ткань к небу из... ну... из ДСП, к примеру. И где-то их больше, потому что ткань износилась и отслаивается, а где-то меньше - видать, у Бога нашелся клей весь этот кошмар местами приклеить. А когда падают звезды - это гвоздик не выдерживает напряжения натянутой ткани, и падает, блестит. Вниз. А люди загадывают желания, хотя стоило бы загадывать единственно-верное - крепкости, чтобы напряжение не сломило тебя, как этот звездный гвоздик.
Ами молча слушал, и тоже смотрел на звезды. Улыбался. Аля рассказывала сказки, сказки, которые, не смотря на всю антинаучность, ему нравились.
- И... Ами, ты меня слушаешь?
- Слушаю.
- Так вот, мне кажется, люди как эти звезды. Крепящие гвоздики ткани бытия, натянутой на Пространство и Время. И когда они не выдерживают напряжения - они тоже так же вылетают, ломаются и падают.
- И что с ними происходит?
- Ну, у каждого наверное, свое.
- А мы кто тогда? - усмехнулся Тремер.
- А мы... - Алиса задумалась, посмотрела перед собой, поскребла подбородок - А мы - клей. И нас иногда нюхает Бог.
Ами начал смеяться. Нет, даже не смеяться, скорее - неприлично, в голос, ржать, как те подростки в клубе. У Алисы были зубодробительные выводы о всем, происходящим как вокруг, так и в ее голове.
- Ну да, Бог любит нюхать клей. Какой кошмар.
Алиса улыбалась, раскачиваясь на качелях.

Комментарии
2011-07-12 в 04:12 

Апрельская рыбка [DELETED user]
Коллега, давайте продолжение уже. Интересно же, что там дальше-то?

   

Малкавианская Мансарда

главная