Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:50 

Проект "Шамбала"

~Крыланутая~ [DELETED user]
Меридиан равен 0


Нет ничего хуже, чем в одиночку
бороться с наваждениями…

(с) Фрай



- ...ты говоришь какой-то бред. Ну зачем Тремеру Малк, да еще и малолетка?.. - он поморщился, оглядел зал. Народ прибывал нехотя, лениво, все же, поздний вечер понедельника не располагал к посиделкам в баре.
- Да тут та еще история. Дурацкая очень, - его собеседник опустил ворот, явив электрическому свету тонкие бледные губы и острый гладкий подбородок.
- Тремеры ведь относятся к Лунатикам пренебрежительно, как и прочие Кланы, разве нет? - фыркнул громила, приложился к стакану с чем-то крепким.
- Как сказать... знаешь, Тремеры заинтересованы в получении новых знаний любым способом, и, собственно, Малкавианы зачастую являются источником знаний. При чем непознанным источником. Это конечно раздражает умников, но к Безумцам они относятся с должной осторожностью, хотя и более предрасположены к контактам с ними. Даже Сетиты и Равнос относятся к Малкаванам с большим подозрением, по что, они, хи-хи, почти что родственники по способностям.
Начавший этот разговор поморщился, налил в стакан янтарной жидкости.
- Равнос... цыгане эти. Они по-моему вообще никого не уважают, кроме своих Сородичей, и нигде не состоят.
- Они не нарушают Маскарад - в большинстве своем, об Отступниках я речи не веду.
- Еще и Отступники... - громилу перекосило так, будто он съел лимон целиком, и подавился косточкой - Куда уж дальше?.. Но, в общем, ладно. Так как Малка занесло в лапы Тремера? Из-за научных соображений?
- Ну да, - его изящный собеседник кивнул, бегло огляделся - Вообще, он вырвал ее из-под суда Камарильи. Вроде того, что она была замешана в нарушении Маскарада, и убийстве Сородича... При том Тремера. Правда, говорят, это клевета, при том направленная совершенно не на нее, а на ту группу вампиров-Малкавиан.
- Пха! У них же нет ярко выраженной иерархии, вообще, они иногда и на Клан-то не похоже! - хохотнул пьющий - Как же тогда группа? По интересам, что ли?
- Ну, почти. Сиром этой Малк был Ричард, Ричи, основавший "джентльменское собрание" для некоторых своих соклановцев...
Громила расхохотался, допил залпом, хлопнул ладонью по столешнице, отозвавшейся деревянным гулом.
- "Джентльменское собрание"? Для Малков? Смешно, ха-ха, шутку оценил...
- Ну да. Им тоже показалось это смешным. Но ты же наверняка должен был слышать о Ричи. Вообще, у них в "клубе" были сплошняком одни мужчины, девчонка была исключением... - заметив выгнутую бровь и паскудную улыбочку собеседника он покачал головой - Нет-нет, не то, что ты думаешь. Как человек, ты, конечно, думаешь именно так, в то время как вампиры не испытывают человеческой похоти, их не влекут плотские ощущения. Если, конечно, одна из внешних Масок не располагает. Ричи обратил ее после того, как девчонка попала под машину, и, собственно, спасти врачам ее не удавалось. Они да, были знакомы, достаточно долго по человеческим меркам. Ричи еще тогда почуял в ней потенциал, долго наблюдал, но не торопился, надеясь, что ее заприметит кто-то из Клана, но, увы, этого не произошло, потому она стала исключением из его "джентльменских" правил. Они, пожалуй, успели даже подружиться, если это применимо к отношениям вампира и человека, которого этот вампир не пьет. Так вот, чем-то Ричи и его клуб не угодили, скорее всего, тем же Тремерам - может, они испугались того, что Малки что-то задумали, это всегда пугало не только их. Если по одиночки Лунатики мало кого беспокоят, то вместе... В общем, буквально накануне суда Ричард исчез, совсем, с концами. Кто-то шутит, что достиг Голконды, кто-то - что был диаблезирован этой самой пигалицей или кем-то из клуба, но шутка дурацкая, Малки это отрицают, да и девчонка слишком слаба тогда была, чтобы его диаблезировать. В общем, он пропал. Остальные из клуба были разогнаны по разным городам, первый десяток лет велось наблюдение. Двое, для острастки, были сожжены. Чертовы политические игры, Каин побери этих Тремер... Вообще, девушку тоже хотели извести, как последнего Птенца Ричи, но кто-то из Тремеров ее уволок.
- Отступник Тремер? - заинтересованно спросил человек.
- Нет, - ответил вампир - Нет, он не Шабашит, и не Вольный. Он один из ученых Камарильи, разбирает хроники Первых Ночей, так же работает над проектом "Шамбала". По его мнению, Малкавианы - это прводники воли какого-то информационного поля всего мира, может, даже глубже - как-никак, Малкав, прародитель Линии, был убит, а именно он даровал третий глаз Саулоту...
- Не поминай этих выблюдков... - поморщился громила - Жуткие они. Пожирание душ, псевдоцелительство, семерка в ночи. Бредни эти...
Вампир отмахнулся.
- Не суть, про них мало информации. В общем, он вплотную занят этим проектом, пытаясь понять, откуда сознание Малкавиана черпает свои знания и видения, почему именно таким жутким образом их искажает Безумие, является ли это следствием того, что они - проводники загранной информации, и можно ли узнать что-то определенное, расширить этот поток. Может, сознание Малкавиана - это целый мир, населенный неведомыми нам созданиями, знающими все... Как о нем поэтически выразился один из Тореодоров "Этот дурак пытается собрать давным-давно разбитое зеркало. Ну-ну, удачи ему. Не сойти с ума".
- А верхушка Малкавианов?..
- Ничего не имеет против. Им самим интересно. Более того, самой подопечной не менее интересно, что же можно откопать в ее голове. К тому же, Камарилья спонсирует все его изыски, так как помимо этого он выполняет еще кучу всякой научной работы, хотя после начала "Шамбалы" он больше не берется за крупные проекты. Кажется, его утянуло это исследование с головой.
- А может он просто влюбился?
В этот раз смеялся уже вампир.
- Друг мой, я говорил тебе, что вампиры не испытывают большую часть человеческих чувств. Хотя слышал, что дескать, да, они дружны. Как могут быть дружны два вампира совершенно разных кланов. Или ученый и подопытный. В любом случае - он еще заинтересован а она еще жива.
Он поднялся, оглядывая наполовину полный бар, присмотрел миловидную девушку, еще достаточно трезвую, чтобы казаться адекватной.
- Вообще, я сюда охотиться пришел, но спасибо за разговор. Да... кстати. Ты все же раздобудешь мне необходимые карты?
Громила кивнул, приложился к выпивке. Он знал о вампирах, примерную иерархию, так как был посредником. Вот только какому Клану - не знал, однако, ему платили и за незнание. Со временем он стал подозревать, что связался как раз-таки с Тремерами, но виду не подавал. Они платили. Это главное.
И еще иногда тот, с кем он сотрудничал, рассказывал занимательные истории, коротая время в ожидании жертвы. Как сегодня, к примеру.
Глядя в след уходящему с девушкой вампиру, он думал, что не хотел бы вести такую странную, непостижимую человеческому разуму, жизнь, хотя и не испытывал отвращения. Он просто не понимал.


Меридиан равен 1


Не верь богам,
которые не танцуют...

(с)


Он вошел в комнату, затянутою мглой, как будто покрывалом. Будто ночь пыталась убаюкать и этих обитателей квартиры, но все ее старания были напрасны - тонкий девичий силуэт все так же обрисовывался на фоне окна, в которого хлынул лунный свет, стоило только скрыться солнцу за напряженной линией горизонта - девушка раздвинула шторы, смотрела, как всходит луна. Нет, нет, полнолуние не влияло на нее - по крайней мере, он об этом не знал точно. Может, и влияло. Все же Малкавианы странно воспринимают окружающую их реальность, особенно - столь молодые, чей неокрепший разум, покрытый трещинами, слоем звуков и чужих голосов, еще был податлив на зов почти что человеческого. Или, наоборот, погружался в нечеловеческое.
Лунные потоки омывали бледное скуластое лицо, вливались в неотрывные, задумчивые глаза. Ночное светило, Солнце Безумных, как его звали в Темные Века, начинало свой неотвратимый взлет, выше, выше, в кобальтово-темном небе, в синих глазах, подсвеченных оранжеватым кармином ночных фонарей.
Он не знал, что видела сейчас девушка-подросток, замершая у окна. Может, иные миры? Или копалась в собственной голове?..
- Не верь богам, которые не танцуют... - внезапно проговорила та, он слышал - улыбаясь. Правда, все равно оставалось непонятно - к чему это?
Впрочем, он уже привык, ему даже в чем-то нравилось все это - незначительные фразочки-цитаты, заковыристые изъяснения, или же полное, безграничное молчание, когда говорили только глаза - чистые, прозрачные. Но глаз он сейчас не видел. Удивительно, что это даже не раздражало. Привык, наверное. Не смотря на тягу Тремеров знать едва ли не все.
Малк же, так и не пояснив, отпустила край темной шторы, которую придерживала, закружилась, раскинув руки, исполняя незамысловатые движения и смешные, но изящные па, прогибы, вспенивая, расплескивая лунный свет.
- Что ты делаешь? - Тремер едва улыбнулся. Ответит или нет?
- Я пытаюсь вообразить себя богом.
Ну вот, лучше бы не отвечала.
- Я танцую.
- Я вижу.
Улыбка. Как же все странно, чертовски странно. Что же она имеет в виду?
А девушка кружится, закрыв глаза, вроде бы даже танцует, улыбаясь, взметая полночную пыль в своем сознании, чувствует, ка колышется лунный свет, кажется, течет по венам вместо крови.
- Так странно, я такая прозрачная, такая легкая, осторожно, только не трогай, я ведь разобьюсь! - засмеялась Малкавиан. Детски, звонко.
- Да не буду я тебя трогать. Я вообще спросить пришел - ты на охоту сегодня идешь или нет?
Смешок. Останавливается, открывает глаза, убирает волосы.
- Знаешь, Ами, иногда мне кажется, что хватит лунного света. Но это иллюзия, да?
Ами - это по-французски Друг. Дурацки звучит, особенно по отношению к нему, Тремеру. Но не спорит, кажется, не обращает внимания даже - привык? Может, даже гордится этим - никто его больше не зовут "Друг", да еще с такой смешливой, детской интонацией. Она это знает, и улыбается.
- Да, я, наверное, думаю, что боги питаются лунным светом. Хочу!
А Ами знает, что после сегодняшнего она наверняка попробует воплотить свое вдохновение в какой-нибудь потделке - она коротает свою вечность, уйдя с головой в нитки, краски, бусины. Ничем не хуже его вечности - погруженной в таинства, науку, историю, попытку разгадать код к сознанию Малкавиан, ловлю шанса коснуться иных миров, в существовании которых он не сомневался.
- Ты идешь?
Миг замешательства. Но он особо и не ждет, идет к двери, чуть улыбаясь - знает, что идет.
- Да! Я хочу играть, - подтверждает Малкавиан его мысль. Она сыта, ей в нынешнюю ночь не нужна кровь, но она очень любит "играть" - смотреть на людей, разглядывать их, смотреть на ночь, ощущать, вынюхивать в ней что-то интересное. Ее нынешняя Маска - Дитя - вообще не равнодушна ко всему окружающему миру, все любопытно. Но особенно запахи и чужие лица - людские ли, вампирьи. И потому она берет фотоаппарат, хорошую приемлемую машинку. Она не умеет фотографировать что-то эдакое, однако, все портреты в ее исполнении - завораживают, становясь будто бы живой картиной, а не фото. Ами видел, что она способна подолгу разглядывать сделанные снимки. Наверняка, сегодня ее коллекция "лиц" пополнится, и будет, что разглядывать, рассматривать.
Проследив, как Малк скользнула за дверь, он щелкнул замком, спрятав ключи в карман куртки, и бесшумно двинулся за девушкой, с восторгом сбегающей по ступенькам, и высовывающейся с балкона, смотря на город. На покрывало золотых крошек, огней, и над этим парит луна, серебро и золото, кто из них победит?..
- Попеременно... - бурчит она - В новолуние побеждает Город. А сейчас - луна.
Ами, в своей манере, ничего не ответил, нажав кнопку лифта. Дитя пусть носится по городу, фотографирует, ничего ей не станет, а ему нужна кровь - скоро предстоит новый опыт, на который необходимы силы, силы и кровь.
Иногда эта девчонка кажется ему собственным Птенцом, если только такое было бы возможно. Хотя на первый взгляд они ровесники, может, она чуть-чуть младше.
Сегодня она - Дитя. А кто - завтра?
А кто сегодня он?..
Не ученый. Охотник.
Стоя в лифте и разглядывая собственные мысли, уставившись в потолок, он почувствовал, как Малкавиан потерлась носом о плечо, как кошка, фыркнула.
- От тебя пахнет лунной пылью.
- Это хорошо или плохо?
- Это не ты. Где ты?..
А и правда, где я?..
Улыбнулся, кивнул ей, мол, не скучай, я же не надолго, он скрылся во тьме, зная, что Малкавиан устремится своими неведомыми тропами, пойдет фотографировать город, людей, луну, все-все-все, что ей покажется главным в эту ночь, а потом, через два или три дня - удалит. И все снова заново.
Ему это нравилось, весь этот на вид идиотский фарс. Нравилось. И в этом ни одному собрату-Тремеру признаваться он не собирался - все же еще хотелось сохранить лицо...
...лицо, которое не важно, при этой луне.
Может, потому Дитя фотографирует столько портретов - не хочет забывать, что значит "не потерять лицо"?.. Или пытается вспомнить?
Луна, слышишь?
Мы здесь.

Меридиан равен 2


За тобой тень зверя,
Вы повсюду вместе...
А теперь поверь мне:
Зверь этот я!

(с) Ария



Из дневника Тремера:

...Когда-то, еще в начале нашего с ней знакомства (а период полного признания длился около года-двух), я спросил ее, не напрягает ли ее факт, что она - вампир, Малкавиан, существо, таящее в себе Зверя? Того Зверя, который способен подмять, сломать, стереть саму личность под натиском инстинктов.
Нет, я не пытался убедить ее в том, что вампиры это плохо, просто мне была интересна ее точка зрения, так как сознание и логика Малкавиан оставалась непонятными не только мне. Пусть все они очень индивидуальны, однако, меня это все равно интересовало. Особенно мнение столь молодого вампира.
Она улыбнулась, и по-детски помотала головой, растрепав волосы.
- Нет, - подбирая слова, начала говорить девушка - Нет, не напрягает. Вампиры со своим этим Зверем мало чем отличаются от людей с целым ворохом грехов и пороков. Просто наши грехи приобрели какое-то подобие овеществления, и потому кажется, может, страшнее. А у людей... ну, люди тоже могут стать чудовищами, и, как мне кажется, становятся таковыми чаще, чем мы, вампиры. Просто потому, что мы точно знаем, что нас ждет, опустись мы до уровня ниже, открыв тропу Зверя. А люди думают, что им сойдет с рук, и будет им всем вечная Глоконда. А с рук не сходит. И это уже не люди, честно. Потому мне не страшно. Я хотя бы знаю, что будет отражаться в зеркале в этот момент.
- То есть ты даже рада? - удивился я, вспоминая, что многие молодые вампиры сильно переживают, становятся очень "правильными" по человеческим меркам, и зачастую считают свой удел проклятием. Особенно много таких среди Носферату, Малкавианов, Гангрелов. Оно и ясно - самые неустойчивая психика в вампирской молодости именно у этих кланов, у остальных же с этим как-то по-проще.
- Наверное, да. Да, - ответила Малк увереннее, смотря в окошко и о чем-то думая, подобрав к себе длинные ноги.
- А почему? - я старался подбирать вопросы, чтобы лучше понять, что же ею движет.
- Мне всегда казалась притягательной целая Вечность, нежели ее маленький отрезок...
Я глянул скорее недоуменно. Вроде бы ее никогда не заносило в такие псевдопоэтические дебри, особенно по таким поводам. Неужели для нее это серьезно?
Тогда я потрепал ее за ухом, как большую взъерошенную кошку. Почему-то она и напоминала мне кошку, молодую, гибкую, любопытную, вихрастую.
- Расскажи мне... - попросил я, касаясь пальцами небольшой точки за ухом, не ощущая, но зная, что кожа ее холодна, как и у любого из вампиров. На подушечке моего пальца тускло высвечивался знак Раскрепощения, очень удобная штука, когда надо увидеть что-то чужими глазами и эмоциями, чувствами. Нет, я не прятал этого знака, на его сокрытие пришлось бы наложить еще пару вуалей, так что Малкавиан знала о моих намерениях. И не стряхивала руку с головы.
Тогда мы учились доверять друг другу.
- Расскажи... мне... - с последним словом я выдохнул связку едва слышимых, скорее, ощутимых, звуков, и на мой зов откликнулся знак на кончике пальца...
И я увидел все, без утайки, тумана, стыда, страха или злобы - сознание Малкавиан оказалось удивительно чистым, словно кристаллик хрусталя...

...Был поздний-поздний вечер. Густая темнота была расчерчена косыми полотнами фонарного света, рассеивая мрак.
Алиса сидела на стуле, доплетая замысловатую узорчатую фенечку, сгорбившись у окна на кухне. Шлепая босыми ногами в помещение вошел молодой мужчина с темными, почти черными, волосами, аккуратно подстриженными до плеч, но после сна вздыбленными, еще не приглаженными. Впрочем, вампир, похоже, не собирался с этим ничего делать. Поправив манжет рубашки, он ногой выдвинул из-под стола табуретку, потянулся, устроился, наблюдая за тем, как тонкие пальцы с черными ногтями ловко выплетают цветной узор. Его руки тоже были увешены множеством фенечек, широких и тоненьких, с деревянными и гранеными бусинами, тоненькими кожаными ремешками. Любой хиппи обзавидуется.
- Это кому? - спросил тот, чуть улыбнувшись.
- Пока себе, потом посмотрим, - ответила девушка, не поднимая головы. Ей оставалось совсем чуть-чуть.
- И что ты тут забыла?.. - мягко спросил он - Вампиром я тебя все равно не сделаю, даже гулем, это не в моих правилах...
- Ну, может, мне просто интересно?.. - Алиса подняла голову, улыбнулась - Рич, я прекрасно знаю, что обращать девушек не в твоих правилах, хотя не совсем понимаю, почему, но мне все равно интересно.
- Так я ж не знаю, как поведет себя слабый пол, а возиться с истерящими барышнями мне влом... - лукаво улыбнулась Ричард.
- Да ну тебя, - отмахнулась та, распрямившись, и хрустнув позвоночником - Будто некоторые из твоего "джентльменского" состава не впадали в истерику при обращении или в Припадке, - она начала плести косичку.
- Нет, почему? Было конечно. Но мужская истерика - это совсем другое... - ехидно хмыкнул тот, и выудил из холодильника пакет. Конечно же, с кровью - ни один вампир не способен воспринимать и переваривать человеческую пищу. Как-то виновато Ричард глянул на Алису, спросил:
- Аль, слушай, тебе не противно, чем я так... завтракаю?
- Не-а, - мотнула она головой - Мы же едим всякую гадость, а живем не вечно, - усмехнулась та.
- Вечно?.. - Ричи отхлебнул из пакета - А Вечность - это важно?..
Они не то чтобы были друзьями - может, в каком-то понимании этого слова. Ричард видел, что Алиса, в общем, может стать Малкавианом. И когда-нибудь станет. Но не с его помощью. Хотя ее суждения зачастую радовали его, как ребенка новогодняя елка, да еще фенечки...
- Наверное, да. Я ее все-таки не ощущаю. Но по-моему это все же важно для чего-то... - как-то противоречиво ответила Алиса, одевая на руку цветастый браслет, затягивая один кончик зубами.
Он хмыкнул. Ее тянула эта Вечность, манила, не смотря на последствия. Отказа от многих человеческих вещей. Но потом Ричи глянул на нее, эти фенечки-шнурочки, вспомнил ее суждения...
"- А так ли нужны ей эти человеческие вещи?.. Некоторые вампиры бывают интереснее людей... И человечнее."
Наверное, что-то начинало происходить.

- Ричи, ну нафига мне сдалось это такси, ты мне скажи? - поморщилась та, сидя на подоконнике. Ричард бы предложил ей чаю, если он дома бы был.
- Ну... - неопределенно улыбнулся он - На улице темень уже дикая, я не совсем уверен, что в метро безопасно.
А вернее, он был точно уверен, что в метро НЕ безопасно.
Алиса только как всегда отмахнулась.
Ричард провел по гладкому бледному подбородку, нахмурился - ее подобная беспечность иногда его настораживала. Она же наверняка тоже что-то чувствовала. Пусть и будучи человеком. Не могла не чувствовать.
- Ну, я пошла, - улыбнулась та в дверях, развернулась, прошелестела длинными полами плаща, скрылась в лифте, и спустя пару минут уже садилась на заднее сидение такси. Ричард видел это в окно.
Он отошел к двери, вновь потянулся, прикидывая, успеет ли добраться до штаб-квартиры, на дружеские посиделки Клуба.

...Спустя полчаса, когда Ричард уже сделал последний глоток из пакета, он внезапно почувствовал что-то странное, дурное, мутное.
Правое запястье пронзила острая боль, неожиданная в своей силе, человечности. Рич перевел взгляд и понял, что когда поднимался и проскакивал в приоткрытую кухонную дверь - зацепился одной фенечкой, которая из-за рывка порвалась неровными лохмотьями. И болью.
Откуда могла быть эта боль, почему?..
Ричард быстро просочился в коридор, одел сапоги, на ходу накинул куртку.
Что-то происходило.

...Покореженный автомобиль с желтыми шашечками и конвульсивно мигающей табличкой на смятой крыше, будто на вскрытой консервной банке. Конечно же, оцепление.
Он огляделся. Совсем недавно тут была белая машина скорой помощи, пропахшая множеством человеческих жизней и кровью. В которой увезли тоненькое девичье тело. Или, может, еще человека.
Человека.
- Трогай, - кивнул Ричард, и сидевший за рулем вампир выехал на поворот, вырулил вправо и прибавил скорости. Ему ничего не нужно было пояснять.
Когда черная неприметная, непонятно какой марки, машина подъехала к зданию больницы, Ричи смотрел в окно, перебирая правой рукой браслеты и плетенки на левой.
Успел ли?
Казалось, он не спешил. Его движения были плавные, неспешные. Но в какой-то неуловимый миг он оказывался то сразу у ступеней, то - минуя охранников, а вот уже и на другой стороне коридора. Запудрить мозги смертным ничего не стоило, он не нарушал Маскарада и прочих законов Камарильи. Даже постулат о Невмешательстве был не в силе.
Спустя десяток минут он вновь появился на пороге, а тут же сразу - у распахнутых дверей машины, с рыжеволосой девчонкой на руках. Казалось, она не весила совсем ничего.
"Весит ли жизнь хоть сколько на руках ее белой смерти?.."
Ричард встряхнул головой, отгоняя назойливые видения. Пока не время для Припадка. Не время галлюцинаций.
Умудрившись уместиться на заднем сиденье не выпуская девушку из рук Ричард нахмурился, глянул на водителя - Малкавиана из Клуба - кивнул. Автомобиль бесшумно тронулся с места, неспеша, словно бы огромный черный зверь нехотя уходил с нагретого места.
Ричарду не требовалось щупать пульс или вслушиваться в сердцебиение - он и так знал, что существо на руках - живое, еще не вампир но и уже не человек. Закатав рукава плаща и свитера Алисы он поднес тонкое запястье к губам, выпуская клыки.
"Как знать, может, только истинные правила подкрепляются исключениями, а остальное, чего минует исключения - просто традиция?"
"Традиции труднее нарушить. Быть может, ты и прав..."
Синие вены, тонкое девичье запястье, эфемерный запах чистой кожи с легким оттенком цитруса. И кровь - соленая, сладкая, густая, человеческая.
"Так ли сильно люди отличаются от вампиров? Ты не думала?"
"Я не хочу об этом думать..."
Безумие в одном ритме.
- Держись.
Ответное движение, хватило лишь глотка крови, больше нельзя - и уже запястье Ричарда прислонено к бледным губам не то живой, не то мертвой.
"Разве у вампиров есть кровь?"
"Есть, есть. Ты поймешь это сейчас сполна. Пей, не бойся."
Глоток...
"Тш-ш. Все. Нельзя больше. Ты слышишь? Ты слышишь меня?"
"Я слышу... Его."
Синие, антрацитово-синие глаза распахиваются, впитывают в себя мир, все, что вокруг - темный салон автомобиля, бледного Ричи. И взгляд.
"Слышу."

...Слышу, слышу, я пытаюсь вдохнуть, оно бьется во мне, что это? Это сердце? Но оно будто море, это дыхание, это воздух во мне? Он мне не нужен.
Но он порождает какофонию звуков, это схоже с морем, и... сердце?.. будто гром, гроза, я вижу и ощущаю грозу. А может, это ворчит Зверь внутри меня?
Что это?..
Оно ворчит, оно набирает силу, а дыхание мне больше не нужно, оно не нужно, я могу дышать под водой, я могу погрузиться в море, глубоко-глубоко, пережить шторм, там тихо, очень тихо.
Мне страшно?
Море алого цвета. Это моя кровь?
Нет, не страшно. Не знаю, уже забыла, что это.
И вдруг так тихо. Я уже на дне? Все темно, не красно. Тихо. И дыхания нет. Моего нет. А Зверю не нужно дышать тоже, но я будто слышу, как бьется в нем что-то другое.
...Сердца больше нет. Оно затихло. И в Звере сердца нет. Что бьется в нем?
Не буду спрашивать. Не хочу. Боюсь.
"Не бойся..."
Кто это?!
"Мы - Малкавиан, мы - Малкав, мы - его кровь, его смерть, его жизнь, его бессмертие. Его Птенцы, все, до единого. Его друзья. И его враги. Не бойся. Ты тоже теперь - как мы..."
Перед глазами мелькают множество образов, они вновь штормом разносят сознание в клочья. Разбивают на осколки. Как зеркало. Оно режется, больно режется, и осколков становится еще больше. Не собрать, не собрать, не могу.
Но беззвучно.
Я! выныриваю...

- Вот, правильно, ты видишь, видишь, что все, что ни есть - к лучшему...
Я не понимаю, зачем он это говорит, и почему. Я ничего не понимаю. Хочется закрыть глаза и уснуть, в теле странная слабость а в голове - нарастает гул, вибрирует, будто я вдруг оглохла и слышу колокольный звон ощупью.
Потом вдруг вспоминаю.
- Ричард... Ричард... я же исключение?..
- Ты - подтверждение! - уверенно заявляет он, Ричард, Ричи, Шулер, старший Малкавиан, мой Сир, даровавший мне священный дар Безумия, проклятие неба, заложенного в моих глазах, замурованного под тонким слоем стекла, пуленепробиваемого стекла...
- Ты молодец... - вполголоса вещает он, гладит по встрепанным волосам. Впервые я не ощущаю того, что у него ледяные пальцы - Ты умница. А теперь закрой глаза. И спи. Теперь ты навечно с нами...
Я, кажется, хочу что-то сказать, но глаза смыкаются, как кованные двери темницы, и засыпается мне резко и наотмашь - у меня нет дыхания, нет вообще ничего, на что стоит отвлекаться...
А тем временем паутина покрывает мое эго, стягивает в клубок, оплетает серебристой сетью, и мне снятся странные сны, много-много снов. Что-то я помню с того пробуждения, что-то я вспомню потом, а что-то - лишь смазанно. Тогда я запомнила, что великий Малкав рисовал кровью третий глаз Саулоту, и тот прозрел, как самый настоящий пророк, и стало все вдруг страшно и тепло, будто в летнем потоке ветра.
Паутина соединяла меня с остальными Малкавианами, но сильнее связи с Ричардом быть ничто не могло. И быть не может... Как казалось тогда...


Я отдернул руку, отшатнулся, сорвал с себя маску равнодушной заинтересованности ученого, привычную на моем лице. Вот оно как.
Она смотрела на меня серо и устало, улыбаясь, и была пронизана каким-то особенным, волшебным трепетом вечной влюбленности в собственное бытие.
Я круто развернулся и вернулся уже с пакетом крови. Пусть мы и тогда отдавали предпочтение свежей, а не донорской, но запас был всегда хоть какой-то.
Наверное, с того момента началось налаживание настоящих отношений.
Но это была странная ночь, и тогда, в моем дневнике, посвященному именно наблюдениям за Малкавианкой, появилась первая объемная запись, касающаяся того времени, а не собирательной информации о биографии и происхождении.


[*ждем тапок и чеснока*]

@темы: шамбала

Комментарии
2011-05-13 в 01:07 

Inqvizitor
Природа, звонко пробуждаясь, теплом и радостью полна. И громко солнцу улыбаясь, повисли дети из окна. Альфред Хичкок
ждём продолжения

2011-05-13 в 01:15 

~Крыланутая~ [DELETED user]
Сестрен благодарен, сестрен будет писать ^^ А она уж хотела забрасывать. Х_Х

2011-05-22 в 17:07 

~Азалия~
千里之行,始于足下 (qiān lǐ zhī xíng, shǐ yú zú xià)
Недавно познакомилась с этой игрой, ещё даже не доиграла, но это - очень-очень вкусно:red:
Буду ждать продолжения.

   

Малкавианская Мансарда

главная